Rita Galkina
Diaries of big cities

Табор уходит в небо

Мне от отца достались горбинка на носу, темные волосы и гитара... Мама рассказывала, что в юности у него была своя группа. Они даже зарабатывали на выступлениях, в основном пели на свадьбах. Интересно узнавать такие факты из биографии твоего родителя, ведь мы с ними в их молодости знакомы не были, хотя это вопрос относительный. У нас с папой день рождения в один день, и вот в очередной праздник я попросила его закрыть глаза и назвать свой возраст. И папа сказал: «25». – «Так мы с тобой ровесники!» – практически прокричала я.


Мне исполнилось 25, а ему 52..

Я не была близка с отцом так, как с мамой, но у нас всегда была «космическая» связь, такая безмолвная, понятная только нам. Он говорил, что я его любимый ребёнок, а мне это дико льстило, ведь нас у папы аж четверо. 

Я помню этот день. Я рада, что он закончился. Никогда не думала, что один ничем не примечательный, казалось бы, день может быть таким бесконечным, таким невыносимым. Мама разбудила меня в слезах: 

– Рита! Папа умер...

– Чей папа? – опешила я. 

– Твой папа!!!

В кино это казалось бы таким наигранным, но момент, когда ты действительно щипаешь себя, чтобы убедиться в реальности происходящего, – он существует. Вот он. И я не сплю. Какже так? Почему? Ощущение страха надвигалось как густой туман. Медленно обволакивало. Парализовало. Я даже не помню, сколько времени прошло, прежде чем я смогла пошевелиться, встать с кровати и осознать, что мой отец просто не проснулся сегодня утром...

Это должен был быть хороший день. Тот редкий случай, когда в начале марта столбик термометра достигал отметки +20 градусов. Маленькое чудо. День рождения моей племянницы, папиной внучки, и мы должны были встретиться у сестры дома, чтобы отметить праздник. Должны были. Но он сегодня не проснулся. Не проснулся..

 

День похорон я ждала с нетерпением. Считала, что мне необходимо его увидеть, чтобы поверить в смерть. Каково же было мое разочарование, когда моему взору предстала лишь жалкая пародия на человека, которого я знала совсем другим. Во-первых, он надевал костюм, кажется, пару раз в жизни. Один раз когда женился, а второй повод припомнить не могу. Во-вторых, я никогда не видела его гладко выбритым. Мне жаль, но этот манекен со сложенными на груди руками – не мой отец. Лежит неподвижный, не дышит – как кукла, не человек. Папа, папа, папочка... Не помочь, не исправить. Вот она какая – смерть. Не страшная, скорее безысходная. Необратимая. Жестокая. Здравствуй, будем знакомы. 

Всю свою жизнь папа выглядел как хиппи. В детстве мне казалось, что от него пахнет опилками (он делал мебель). У него длинная густая шевелюра, круглые очки с толстой оправой и всегда трехдневная щетина на лице. Джинсы – его любимая одежда. 

«Я же старый рокер,дочь», – однажды сказал он мне. Поэтому «в наследство» я забрала его гитару и водительские права. Думаю, 2 вещи, которые он любил больше всего, – это музыка и машина, и обе эти вещи давали ему чувство свободы. Как и мне. 

Я плохо знала его... ведь я наивно полагала, что время на это у нас еще есть. Вот я стану взрослой – и мы будем говорить по душам, ходить в кино и вместе путешествовать. А теперь всё, что у меня от него осталось, – это детские часы с далматинцами, которые будили меня каждое утро, пока он не подарил мне первый мобильный телефон, открытки на дни рождения и Новый год, подписанные на английском языке, фотографии, среди которых нет совместных. И могила… куда я приехала всего пару раз..

Первый год после того, как его не стало, я больше всего боялась, что привыкну к этому... Начну говорить о нем в прошедшем времени и это будет нормально.

Помню, кто-то однажды спросил меня: «Ты много говоришь о маме. А папа? Напишешь про папу?» Вот. Написала. Только он уже не прочтет. 


Мне было 25, а ему 52, когда его не стало.


Я лелеяла этот текст годами, прежде чем опубликовать. Много раз перечитывала, плакала. Я ни с кем не говорила об этом прежде, и будем считать, что это мой способ выговориться. Спасибо, что выслушали, и храни Вселенная вас и всех ваших близких! 

«Как и все прочие семьи, мы привыкли к жизни после смерти. И она осталась прекрасной. Она вернулась в привычное русло и потекла в привычном ритме». About time

#outfits ray-ban Zara StyleBazaar
 33508      7      1

Табор уходит в небо

Мне от отца достались горбинка на носу, темные волосы и гитара... Мама рассказывала, что в юности у него была своя группа. Они даже зарабатывали на выступлениях, в основном пели на свадьбах. Интересно узнавать такие факты из биографии твоего родителя, ведь мы с ними в их молодости знакомы не были, хотя это вопрос относительный. У нас с папой день рождения в один день, и вот в очередной праздник я попросила его закрыть глаза и назвать свой возраст. И папа сказал: «25». – «Так мы с тобой ровесники!» – практически прокричала я.


Мне исполнилось 25, а ему 52..

Я не была близка с отцом так, как с мамой, но у нас всегда была «космическая» связь, такая безмолвная, понятная только нам. Он говорил, что я его любимый ребёнок, а мне это дико льстило, ведь нас у папы аж четверо. 

Я помню этот день. Я рада, что он закончился. Никогда не думала, что один ничем не примечательный, казалось бы, день может быть таким бесконечным, таким невыносимым. Мама разбудила меня в слезах: 

– Рита! Папа умер...

– Чей папа? – опешила я. 

– Твой папа!!!

В кино это казалось бы таким наигранным, но момент, когда ты действительно щипаешь себя, чтобы убедиться в реальности происходящего, – он существует. Вот он. И я не сплю. Какже так? Почему? Ощущение страха надвигалось как густой туман. Медленно обволакивало. Парализовало. Я даже не помню, сколько времени прошло, прежде чем я смогла пошевелиться, встать с кровати и осознать, что мой отец просто не проснулся сегодня утром...

Это должен был быть хороший день. Тот редкий случай, когда в начале марта столбик термометра достигал отметки +20 градусов. Маленькое чудо. День рождения моей племянницы, папиной внучки, и мы должны были встретиться у сестры дома, чтобы отметить праздник. Должны были. Но он сегодня не проснулся. Не проснулся..

 

День похорон я ждала с нетерпением. Считала, что мне необходимо его увидеть, чтобы поверить в смерть. Каково же было мое разочарование, когда моему взору предстала лишь жалкая пародия на человека, которого я знала совсем другим. Во-первых, он надевал костюм, кажется, пару раз в жизни. Один раз когда женился, а второй повод припомнить не могу. Во-вторых, я никогда не видела его гладко выбритым. Мне жаль, но этот манекен со сложенными на груди руками – не мой отец. Лежит неподвижный, не дышит – как кукла, не человек. Папа, папа, папочка... Не помочь, не исправить. Вот она какая – смерть. Не страшная, скорее безысходная. Необратимая. Жестокая. Здравствуй, будем знакомы. 

Всю свою жизнь папа выглядел как хиппи. В детстве мне казалось, что от него пахнет опилками (он делал мебель). У него длинная густая шевелюра, круглые очки с толстой оправой и всегда трехдневная щетина на лице. Джинсы – его любимая одежда. 

«Я же старый рокер,дочь», – однажды сказал он мне. Поэтому «в наследство» я забрала его гитару и водительские права. Думаю, 2 вещи, которые он любил больше всего, – это музыка и машина, и обе эти вещи давали ему чувство свободы. Как и мне. 

Я плохо знала его... ведь я наивно полагала, что время на это у нас еще есть. Вот я стану взрослой – и мы будем говорить по душам, ходить в кино и вместе путешествовать. А теперь всё, что у меня от него осталось, – это детские часы с далматинцами, которые будили меня каждое утро, пока он не подарил мне первый мобильный телефон, открытки на дни рождения и Новый год, подписанные на английском языке, фотографии, среди которых нет совместных. И могила… куда я приехала всего пару раз..

Первый год после того, как его не стало, я больше всего боялась, что привыкну к этому... Начну говорить о нем в прошедшем времени и это будет нормально.

Помню, кто-то однажды спросил меня: «Ты много говоришь о маме. А папа? Напишешь про папу?» Вот. Написала. Только он уже не прочтет. 


Мне было 25, а ему 52, когда его не стало.


Я лелеяла этот текст годами, прежде чем опубликовать. Много раз перечитывала, плакала. Я ни с кем не говорила об этом прежде, и будем считать, что это мой способ выговориться. Спасибо, что выслушали, и храни Вселенная вас и всех ваших близких! 

«Как и все прочие семьи, мы привыкли к жизни после смерти. И она осталась прекрасной. Она вернулась в привычное русло и потекла в привычном ритме». About time

#outfits ray-ban Zara StyleBazaar
 33508      7      1

Sunny day it's a good day

#diaries
 17494      0      0

sweet October

#diaries
 18004      0      0

Записки дочери

 9481      1      0